Рецензия на монографию А.Н. Ильина «Образование, поверженное реформами». М.: ИД Университетская книга, 2020. 392 с.

Ниже публикуется написанная Зульфией Абдулловной Аксютиной рецензия на мою книгу «Образование, поверженное реформами». При всем моем уважении к автору рецензии выделю некоторые неточности. Так, фраза «В повествовании творчество приобретет черты порочности, а производст­во — источник скверны» выстроена так, будто я как автор книги считаю творчество пороком, а производство связываю со скверной, хотя это совсем не так. Также в книге нет столь категоричного положения, что «Государство, отказываясь от достой­ной поддержки образования и науки, подвергается риску утраты одномоментно  всех благ». Несмотря на эти неточности, я благодарен Зульфие Абдулловне за написанную рецензию и считаю нужным выложить текст на сайте. 

 

Рецензия на монографию А.Н. Ильина «Образование, поверженное реформами». М.: ИД Университетская книга, 2020. 392 с.

Монография посвящена критическому осмыслению результатов реформирования отечественного образования, проводимого либерализированным правительством. Первоначально сделан экскурс на начальные этапы рефор­мирования образования. Предпринимается попытка описания существующего облика и сущностных характери­стик современной модели образования. В основу реформирования заложена идея формирования квалифициро­ванного потребителя, что приводит к негативным явлениям в образовании. Описываются особенности коммер­циализации образования на уровне школьного образования и высшей школы. Дана критика потребительских ценностей в повседневных образовательных практиках, приводящих к разрушению ценностных образователь­ных ориентиров. Приводятся факторы, последствиями которых являются нравственное и интеллектуальное обеднение страны. Предложены меры по улучшению образовательных реформ.

Ключевые слова: Болонская система, ЕГЭ, бюрократизация образования, квалифицированный потребитель, коммерциализация образования, образование, реформы образования, статус учителя.

Предметом рецензии является монографическая работа А.Н. Ильина «Образование, повержен­ное реформами». Рецензируемая монография написана кандидатом философских наук, доцентом ка­федры практической психологии Омского государственного педагогического университета, который погружен в исследование образования изнутри. Это позволило ему описать образовательную повсе­дневность не только с позиции теоретизирования, но и способствовало анализу практик, характерных для современного образования.

Критика тех или иных явлений традиционно считается делом неблагодарным. Однако автор книги смело взялся за критическую оценку состояния современного образования. Основной вопрос, решаемый в рассматриваемом издании, по словам А.Н. Ильина: какая же идеологическая пустота, слепота и немота заставляют нас игнорировать состояние наиважнейшего условия существования и развития как всего общества, так и отдельного человека — сферы образования?

Специфика издания прослеживается в высокой эмоциональности автора, в неподдельной оза­боченности за качественное, достойное, заряженное перспективой и жизненной энергией образова­ние. Еще одной чертой издания является межпредметность представленного исследования. В жанро­вой характеристике стоит отметить тот факт, что издание нельзя охарактеризовать как строго науч­ное, но вместе с тем отметим, что оно написано в той стилистике, которая постепенно утрачивается в педагогике, когда из педагогического исследования исчезает тот, на кого оно направлено и кого призвано описывать.

Монография имеет разбивку на двенадцать глав.

Первая глава раскрывает вопросы, связанные с началом реформирования. Автор для иллюстра­ции ситуации начала реформ приводит открытые статистические данные, представленные разными авторами и отраженные в официальных документах. Многие цифры при восприятии сохраняют ужа­сающее впечатление даже у несведущего в области экономики и нравственности читателя. Становит­ся ясно, что ликвидировать те «черные дыры» и «белые пятна», которые были сформированы в пери­од 90-х гг. прошлого века, возможно лишь при огромных финансовых влияниях, изменении нравст­венно-этической социальной ситуации, переосмыслении перспектив и ценностей. Автор справедливо называет то время периодом «дебилизации населения», который в противовес ему либерально ориен­тированные политики называют периодом крушения прежних советских догм и вступления на путь добра и света.

Вторая глава раскрывает особенности формирования общества потребления в нашей стране и начинается со своеобразного оправдания автора исследования: «нет совершенных систем, в любой можно найти недостатки». В повествовании творчество приобретет черты порочности, а производст­во — источник скверны. Основные ценности потребителя — ценности гедонизма и роскоши, абсолюти­зация индивидуального блага — приводят к таким эффектам, как разрушение семейных ценностей, процветание беспринципности, коррумпированности, продажности. Все эти явления в совокупности приводят к утрате ценности образования. Пессимально выглядит прогноз о том, что Запад начнет ис­пользовать Россию лишь в качестве радиоактивной помойки, сырьевого источника. Этот прогноз обоснованно проецирует переориентацию образования на дальнейшую утрату подготовки высоко­квалифицированных специалистов. Одним из таких средств, по мнению А.Н. Ильина, является вне­дрение ЕГЭ, которое не подразумевает потребности в образованных людях, в высоком профессиона­лизме и творческих способностях. Образование, занятое подготовкой потребителя, выглядит как деградант, не нуждающийся в высокообразованных выпускниках. Государство, отказываясь от достой­ной поддержки образования и науки, подвергается риску утраты одномоментно  всех благ. Забыва­ется то, что результаты образования всегда достигаемы и никогда не достижимы.

В третьей главе предпринимается попытка описания облика актуальной для современности системы образования. В целом отметим, что построение модели или системы образования не удалось. В то же время автор смог описать характеристики образования, необходимые для сегодняшнего дня. Стоит сожалеть лишь о том, что нет проекции в будущее. Основной тезис главы можно сформулиро­вать как движение от информирования к пониманию, а от понимания — к методологическому мышле­нию. Автор монографии уделяет значительный объем главы методологическому мышлению. Заме­тим, что в современной науке методологическому мышлению практически внимание не уделяется, отсутствуют фундаментальные его исследования, нет диагностического аппарата по его выявлению.

Четвертая глава посвящена ЕГЭ и Болонской системе. Автор весьма саркастически называет главу «Победоносная ЕГЭизация. Какая все-таки система: Болонская или болванская?». В результате внедрения ЕГЭ получаем «высокомерного образованца», который, выполняя тесты, вносит вклад в деинтеллектуализацию общества. Сдача ЕГЭ приобрела карикатурный вид из-за низкой эффективно­сти и криминализации. Есть много подтвержденных фактов о том, что во многих регионах имеются своего рода прайс-листы с расценками на сдачу ЕГЭ. Сам экзамен — ничто иное, как катализатор про­цесса деформации школьного образования. Образование все более становится ориентированным на состоятельные слои населения.

В пятой главе идет обращение к статусу педагога в условиях бюрократизации. Снижение раз­меров заработной платы педагогических и научно-педагогических работников привело к уравнива­нию их с низкоквалифицированными работниками. Снижены размеры расходов на образование. Мо­лодежь не желает трудиться за мизерную оплату труда. Высококвалифицированный труд ценится ниже низкоквалифицированного. Работники образования включены в категорию «бедные». Печаль­ной тенденцией стали высказывания высокопоставленных чиновников в адрес педагогов и детей. Все эти факты являются уже не пробелами системы, а изменением типа сознания, где явления «работаю­щей бедности» и «нанозарплат» стали частью политики государства. Происходит перекос из содер­жательной стороны образования в формальную, в таких условиях теряется смысл педагогической деятельности. Бюрократизация убивает осмысленность и полезность педагогической работы, форми­рует анитипедагогику.

Название шестой главы изначально вызывает душевную выпотрошенность. Ей автор дает на­звание «Пустота, сокрытая под ширмой инновационности и заимствований у Запада». Ориентация на западные образцы образования уже привела к формированию потребительской антикогнитивной культуры у обучающихся, которые, будучи русскими, не знают русского. В новых условиях рефор­мирования образования лекция в традиционной форме стала проявлением архаизма, атавизма про­шедших времен. В последние годы утрачивается мысль о том, что школа не только институт образо­вания, но и элемент культуры, который подвергся планомерному уничтожению на основе шествия компетентностного подхода, реализуемого повсеместно и навязанного «сверху». Большая часть гла­вы посвящена новому социальному институту — цитированию. А.Н. Ильин указывает на слепую ори­ентацию на зарубежные институции в данном вопросе. Этот аспект может представлять особый ин­терес для ученых, так как дан критический взгляд на проблему «хиршиизации» и связанных с нею в научной среде явлений.

Отдельная глава посвящена коммерциализации в образовании, что приводит к укреплению по­требительской культуры, упрощению образования, повышению дальнейшего социального расслоения общества. Это проявляется в оценке достоинства преподавателя на основе главного индикатора — способности любыми средствами привлечь в вуз новых студентов, а не его профессионализма. Об­щеизвестна фраза: «Кто платит, тот и заказывает музыку», а за обучение в вузе платит студент, что автоматически усиливает роль студента в процессе примитивизации образовательной системы. В та­ких условиях количество не перерастает в качество. Диплом и квалификация уже потеряли свою цен­ность, что видно на любом предприятии при отборе кадров. Подмена образованности дипломированностью, а профессионализма — умением устраиваться и приспособиться, становится повседневной практикой. Позорная практика (распространившаяся, как вирус, по всей стране), заключающаяся в принципиальном неотчислении неуспевающих студентов, имеет существенные последствия, выра­жающиеся в снижении удовлетворенности результатами обучения, в чувстве несправедливости со стороны вполне успевающих студентов, понимающих, что дипломы будут выданы одинаковые.

В десятой главе речь идет о неразрывности нравственности и рациональности. Для защиты ра­циональности автор обращается к доказательной базе, изложенной известными российскими фило­софами, и собственным аргументам. Спор о том, что первично, нравственность или рациональность, неизбежно приведет к окончательному краху образовательной системы. Если нравственность прева­лирует над рациональностью, то это приводит к морализму, антиинтеллектуализму, мистицизму, сле­пой вере, невежеству, другим суевериям и предрассудкам. Важно сохранять баланс в обучении и вос­питании. Отход от рациональности видится в попытках введения богословия как образовательной дисциплины.

Название одиннадцатой главы вызывает настороженность и тревогу. Она посвящена религиозно­му наступлению на школу, которое наблюдается в последние годы. Начиная с 1999 г. осуществляется религиозное давление, завуалированное под духовно-нравственное просвещение. Указанный термин уже стал достаточно устойчивым в педагогической среде, потеряв прежний смысл. Данный факт уже сам по себе вызывает тревогу в стране, которая декларирует свою политику как светскую. Просоциаль­ное воспитание, ставшее альтернативой воспитанию, несет с собой американизацию всего образа жизни со всеми вытекающими последствиями. Реализуются введение в школьный курс дисциплин религиозной направ­ленности, признание религиозных образовательных учреждений равными светским, навязывание хри­стианских догм представителям других конфессий в качестве обязательных предметов, подмена терми­на «Закон Божий» на «православную культуру». Хотя нет доказательства того, что существует корре­ляции между религиозностью и нравственностью, религиозность стала тем элементом, который навя­зывается вопреки здравому смыслу. Хочется напомнить всем, что религиозность — весьма интимное свойство человека, которое должно иметь сугубо свободный выбор. Отход от светскости, закрепление превалирования христианства, несоблюдение государством нейтралитета в религиозных вопросах — все это может весьма дорого обойтись для всех жителей страны, отбросить ее в средневековье.

В двенадцатой главе автор делает выводы в отношении проведенных образовательных реформ, связывая их с направленностью на политические решения и характеризуя их как самовольные и ан­тидемократичные. Результатами реформ названы невежественность, вредительство, архаизация и мифологизация мышления, приведшие к массовому отуплению народа.

Основной упор главы сделан на предложениях по реформированию, среди которых: необходи­мость в национальной идее, изменение образовательной системы в контексте прогрессивности, став­ка на образование молодежи, снижение бюрократизации образования, возврат высшей школы к клас­сической модели и др. В общей сложности шестнадцать конкретных предложений. Они, как и знаме­нитый режиссер документалист М. Ромм, задают ориентир с утверждающей позиции: «И ВСЕ-ТАКИ Я ВЕРЮ».

Все главы монографии отражают критическое отношение автора к сложившейся в образовании ситуации. При изложении материала используется система доказательств, которая базируется на дос­товерных фактах и опыте автора. Каждая глава подкреплена тщательно подобранной для цитирова­ния литературой. Основным ориентиром автора было высказывание: «Критикуя — предлагай».

Учитывая злободневность и актуальность изложенного материала, можно сказать, что моногра­фия А.Н. Ильина «Образование, поверженное реформами» действительно будет интересна широкому кругу читателей, всем, кто интересуется современным состоянием российского образования и заинте­ресован в нем. Если вы хотите понять современные тенденции образования и сценарии его развития, то эта книга для вас.

 

Аксютина З.А. Рецензия на монографию А.Н. Ильина «Образование, поверженное реформами». М.: ИД Университетская книга, 2020. 392 с. // Вестник Удмуртского университета. Серия «Философия. Психология. Педагогика» Т. 31, №2, 2021. С. 252-255. 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *