Рубрика «Потребление»

Кредит и кредитомания в условиях общества потребления

В качестве следствия кредитомании выступает иррациональное потребительское поведение, связанное с накоплением долгов и покупкой ненужных вещей. Благодаря функционированию рекламы и моды формируются фиктивные потребности, а кредит выступает средством их удовлетворения. Реклама кредитных услуг всегда замалчивает трудности и проблемы, которые они создают для потребителя. Кредитомания восхваляется как явление прогрессивное, современное и необходимое. Актуализировалась тенденция вкладывать в кредит смысл бытия. Прослеживается также связь между кредитоманией и политическим конформизмом. Кредитомания — верное средство тиражирования обывательских и конформистских настроений в обществе. Кредитоманы не вовлекаются в политическую оппозиционную деятельность, в проекты по отстаиванию прав и свобод. Их внутренний мир редуцируется до страха за стабильный доход и рабочее место.

Кредитоманию следует считать серьезным социальным и психологическим нарушением и фактором экономического риска. Она является как экономической, так и психологической, и социокультурной девиацией, ставшей нормой для современного общества. Развитие системы потребительского кредитования — одна из основ социального контроля, ибо заемщик менее склонен к риску и стабилен в трудовых отношениях.

Культура потребления как фактор трансформации семейных ценностей

В статье обосновывается оказание разрушительного влияния культуры потребления на семей¬ные ценности. Абсолютизация комфорта, карьеры, материального достатка противоречит более высоким и духовным стремлениям. Связанный с культурой потребления индивидуализм и рождаемый ей феномен лёгкой социальности выступают в противовес солидарности и коллективизму. Социально значимые (в том числе семейные) ценности утрачивают своё распространение, оставляя место для индивидуально значимых ценностей.

Реклама в обществе потребления и вне коммуникационного пространства

Реклама в отдельных своих проявлениях может выглядеть безобидно, креа­тивно, быть насыщенной качественным юмором. Однако она в своей совокуп­ности выступает совсем не безобидным средством воздействия на социальный разум и этику. Как и ранее, вместо коммуникации она подразумевает исключительно одностороннее, однонаправленное воздействие.

Культура потребления и семейные ценности

Возникает явление легкой социальности, выраженной в поверхностности отношений. Она трансформирует восприятие других людей в функциональное, коммерческое и рыночное русло. Вместо душевности или, напротив, ненависти, возникают отчужденность, равнодушие, поверхностность отношений, недоверие. Глубина отношений утрачивается, традиционные общественные связи разрываются, сами отношения формализуются и обезличиваются, одиночество выступает условием усиления потребительского поведения. Эмоциональность к социальной жизни, к другим, снижается, и эту утрату компенсирует эмоциональная вовлеченность в частную жизнь.

Способность консьюмеризма абсорбировать антиконсьюмеристский идеологический контент

Культура потребления предполагает позиционирование субъекта перед другими людьми посредством вещей. Вещи несут в себе символическую значимость и выступают формой подчеркивания социального статуса своего обладателя. Мода, реклама и брендинг указывают на символический статус вещи. Культура потребления принципиально аполитична: ее широкое функционирование деполитизирует массовое сознание, что может быть выгодно политическим элитам. Потребителей интересуют прежде всего проблемы личного мира, им не свойственно консолидироваться против политического курса, для них не характерно стремление к реализации каких-либо политических проектов. В условиях капиталистического общества инфраструктура консьюмеризма проявляет способность абсорбировать антипотребительский дискурс так, что он служит ее целям: в процессе абсорбации антипотребительского идеологического контента в нем нейтрализуется содержательная глубина и радикальность и остается лишь оболочка, которая уже не противостоит капиталу, а используется им ради максимизации прибыли. Революционные символы капитализируются, превращаются в предметы моды и утрачивают революционный потенциал. Автор приводит примеры этой тенденции из сферы рекламы, кино, политики. Капитализм, абсорбируя антикапиталистический идеологический контент, находит новые сферы для максимизации прибыли. Он упрочивает потребительскую культуру и деполитизацию массового сознания, тенденцию сокращать интересующий людей мир до модных гаджетов и брендовых товаров.

Потребление, уходящее в бесконечность

В обществе потребления доминирует императив, требующий перманентно обновлять личную систему вещей (принцип перманентности). Производство обслуживает не просто потребности, а рост потребностей. Оно ориентируется на изготовление все большего количества в том числе малополезных вещей, но обладающих престижным статусом и символической полнотой. Раскрываются две формы старения вещей: физический износ и моральное устаревание. Многие рекламируемые вещи специально создаются низкокачественными для их быстрой смены потребителем. Или же инфраструктура моды и рекламы призывает постоянно покупать новые вещи, чтобы находиться в тренде, быть модным, подчеркивать свой социальный статус. Посредством зависимости от  тенденций моды потребитель подчеркивает свою независимость – в этом заключен парадокс общества потребления. Перманентность затрагивает не только сферу вещей, но также искусства и человеческих отношений. В статье также рассматривается вопрос о деструктивном влиянии принципа перманентности на экологию.

Консюмеризм и реклама в романе Ф. Бегбедера «99 франков»

В романе Ф. Бегбедера «99 франков» описываются особенности функционирования рекламы и раскрывается ее манипулятивный характер. Проникновение рекламы в образовательные учреждения приводит к коммерциализации школы и к ряду негативных социокультурных явлений. Рекламный дискурс по своему содержанию иррационален. Абсурдизация характерна как для рекламы, так и для антирекламы. В целом реклама и антиреклама содержательно близки. Реклама не выдерживает моральной критики. Однако имеются психологические защиты, которые могут применять рекламисты при рефлексии своей деятельности. Роман Бегбедера весьма циничен, но именно своим цинизмом он дискредитирует цинизм, присущий рекламе.

Проблема аутентичности консюмеризма

В статье раскрывается такой тренд потребительского общества, как позиционирование себя посредством приобщения к произведениям искусства. Различаются аутентичное ценительство и неаутентичный консюмеризм. Консюмер обычно не осознает интеллектуальной и эстетической глубины произведения искусства, но демонстрирует себя в качестве ценителя, чтобы подчеркнуть свой статус и культурный облик. Так он формирует у окружающих людей представление о себе, которое не соответствует реальному облику его личности. Доказывается бездуховная сущность консюмеризма

Необходимость управления рекламой в обществе потребления

Социальный, культурный и нравственный прогресс требует в настоящее время не защиты рекламы и маркетинга, а, наоборот, поиска средств контроля рекламной индустрии, защиты от нее самого общества. Для борьбы с ее негативным влиянием необходимо, во-первых, резко ограничить пространство для распространения рекламы и, во-вторых, придать ей нравственный облик, ограничив тиражирование литературных, музыкальных произведений и любого контента, в котором романтизируется преступность, эгоизм, инфантилизм и другие пороки.

Идея русского мира против потребительства и за сохранение национальной культуры

В статье дается краткая характеристика потребительской культуре. Указывается, что потребительство противостоит социально необходимым ценностям патриотизма, чести, скромности, альтруизма и т.д. Культура потребления навязана России Западом, а теперь механизм формирования и укрепления потребительских ценностей существует в виде рекламы самостоятельно, независимо от внешнего влияния. Однако глобализация продолжает свое негативное воздействие на национальную культуру, и консюмеризм выступает важным инструментом этого воздействия. В конце статьи автор предлагает способы упразднения коммерческой рекламы

Парадоксы общества потребления

В статье раскрываются два характерных для общества потребления парадокса. Первый выражается в противоречии между стремлением само­обеспечения посредством приобщения к высоким потребительским стандар­там и ограничениями финансового характера. Специфика культуры потреб­ления требует совершать показные траты, даже если они несовместимы с финансовыми возможностями. Демонстративные траты осуществляются за счет экономии на невидимых для других людей сферах жизни, так как “сообщение” о статусе становится более важной потребностью, чем удов­летворение настоящих потребностей. Связь между уровнем дохода и уров­нем потребления не представляется прямолинейной. Актуализирована тен­денция ощущения потребления благ, псевдоконсьюмеризма, реализующего потребность казаться — одну из основных фиктивных потребностей, ко­торая на практике выливается в реализацию стратегии символического об­мана. Прослеживается “фиктивность второго порядка”, связанная не со зна­ковостью некоего блага, а со знаковостью блага, которое представляется наличным, но является отсутствующим. Потребление сменилось мимикри­рующим под потребление представлением, симулякром потребления, виртуалией. Дихотомия “иметь или быть” в данном случае заменяется дихотомией “иметь или слыть” и, в свою очередь, “слыть или быть”. Второй парадокс выражается в культивировании желания подчеркивать с помощью потре­бления индивидуальность, которая нивелируется, когда данная практика становится массовой. Осуществляется стандартизация вкуса под ритори­ку об элитарности. Образцы, предлагаемые как элитарные, своей притяга­тельностью приобщают к себе широкие массы. Они элитарны по матери­альной недоступности для большинства, но массовы по желанию многих быть к ним приобщенным. Свойственная потребительскому обществу мода сознательно ориентирует на избранное меньшинство, но глубинной основой остается бессознательная ориентация на всеобщность. Мода стимулирует к стандартам потребления и к осуществлению индивидуального выбора, ограниченного этими стандартами. Она в некотором роде берет на себя право выбора за потребителя

Абсолютизация гаджетов в обществе потребления

В статье раскрывается такая специфическая для общества потребления особенность, как абсолютизация гаджетов. Культура потребления – явление, которое на первый план ставит символизм коммерческих товаров. С помощью приобретаемых товаров потребитель стремится повысить свой статус в глазах окружающих людей. Символическая насыщенность гаджетов позволяет потребителю использовать их для самопозиционирования, а не по функциональному назначению. Новизна и функциональная избыточность гаджета как бы конвертируется в статусную избыточность его обладателя. Массовость тенденции самовыражения не отличает, а унифицирует потребителя.

Культура потребления – это культура понтов (интервью)

Общество потребления – это совокупность общественных отношений, где основной ценностью выступает материальный символизм вещи. У каждой вещи есть определенный символ, благодаря которому мы ее сначала покупаем, а затем позиционируем себя. Культура потребления – это культура понтов. Человек покупает дорогую машину не только для того, чтобы ее использовать по назначению, но и чтобы показать, насколько он успешен, богат, имеет высокий статус. Только здесь имеется определенный парадокс, благодаря которому многие ученые называют это псевдопотребностью. Ведь совершенно не факт, что вещь указывает на реальный статус человека. Он может тратить деньги на дорогие брендовые вещи, но при этом получать небольшую зарплату и дома питаться чойсами. Это траты на публику. Существуют потребности, без которых человек не сможет жить, – потребность в безопасности, в любви и т.д. Но в той сфере, о которой мы говорим, акцент ставится на фиктивных потребностях. Поэтому современное общество правильно было бы называть обществом перепотребления.

Геймерство как синдром современной потребительской цивилизации

Не имея возможности самореализоваться в обыденной жизни, человек раскрывает свое Я в виртуальном пространстве. Укореняясь в виртуальном мире, достигая там побед, геймер зачастую упускает из рук успехи, которых он мог бы достичь в реальном мире, и даже разрушает свою реальность – реальность учебных и профессиональных достижений, отношений с другими людьми, наконец, жизни. Быстрые достижения в игре обмениваются на достижение успехов в жизни, на решение реальных проблем. Реальность утрачивает смысл: обесцениваются учеба, работа, семья, друзья, творческая самореализация, спорт.

Спекуляция рекламы на антипотребительском дискурсе

Культура потребления предполагает позиционирование субъектом перед другими людьми посредством вещей. Вещи несут в себе символическую значимость и выступают формой подчеркивания социального статуса своего обладателя. Мода, реклама и брендинг указывают на символический  статус вещи.  В статье показывается, что в условиях капиталистического общества потребления реклама проявляет способность абсорбировать антипотребительский дискурс так, что он служит ее целям. Модной становится обычно не сама контрпотребительская культура, а ее оболочка, антураж. В процессе абсорбации рекламой антипотребительского дискурса в последнем нейтрализуется содержательная глубина и радикальность, и остается лишь оболочка, которая уже не противостоит капиталу, а используется им ради максимизации прибыли